Воровка чар. Нечисть, нежить, нелюдь. Аня Сокол

Если тебя объявили преступницей, самое время бежать. Особенно когда знаешь, что правосудие не очень-то и право. Сбежать, найти самый глухой угол и спрятаться.

Разве я виновата, что в этом дремучем селе кто-то вызвал демона?

Разве могла знать, что за околицей рассадник нежити?

Разве могла предположить, что чернокнижник, которым пугают маленьких детей, решит поцеловать меня, а затем убить? Надеюсь, не потому, что плохо целуюсь.

*
Однажды я «украла» силу мага. И меня казнили…

Нет, это совсем неправильное начало истории.

Правильнее начать так: «Жила-была Айка Озерная, была она бела как снег и помыслами чиста…»

Опять мимо, особенно с чистотой помыслов.

Тогда лучше так: «Много чудищ невиданных ходит по дорогам тарийским: чаровники, что убивают, не глядя на возраст и заслуги перед отечеством; водянки[1], что шепчут непонятные слова над зеркальной гладью рек; вирийские чернокнижники, что поедают маленьких детей на завтрак, а возможно, на обед и на ужин; а уж о безыскусной нечисти и нежити я вообще молчу, пока голову не откусили…»

Нет, так слишком длинно. Как же начать? Расскажу как есть.

Эта история началась в день моей казни, одним теплым осенним вечером, когда добропорядочные граждане Велижа поднимали кружки хмельного эля, желая всяческих бед воровке чар, что еще недавно, нарядившись в рубище по случаю торжественного события, стояла на эшафоте. Магический город гудел от пьяных песен, смакуя свершившуюся казнь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *