«РоялРПГ, или история одного привидения», Алекс Никнейм

Как вполне очевидно из названия, речь про как-бы-новеллизацию компьютерной игрушки - и зачин это вроде подтверждает...

«Дзинь, дзинь, дзинь.
Взмах - удар. Взмах - удар. Взмах...
Во время замаха успевает восстановиться энергия. Удар. Снижение энергии на пять пунктов и снова замах. Раньше было намного хуже... Раньше... Год? Два? Десять? Сколько я в этой долбаной шахте размахиваю киркой? Не помню уже... Работай давай.
Дзинь, дзинь, дзинь...
Прочность кирки - 1%. Остановка. Иду к выходу. Шаг, два... тридцать четыре. Кузня. Остановка. Отдаю неписю-кузнецу кирку, плюс 5 кусков медной руды. Бам-бам-бам. Готово. Поворот. Шаг, два, три... тридцать четыре. Взмах - удар, взмах - удар... Дзинь, дзинь...
Похлёбка ровно в 20-00. Толпа жалких, ходячих полутрупов рвутся к котлу. Еда... Грррра.
Звонок. Отбой. Надо спать...
- Илюш, не надо. Оставь его, - голос Насти был еле слышен сквозь пелену ярости и злобы, охватившей меня. Я в исступлении топтал уже не сопротивляющийся кусок окровавленного мяса, ещё недавно бывшего человеком. Его ничего незначащая улыбка в сторону моей девушки помноженная на алкоголь и кокс превратили меня в беснующуюся машину...
- Виновен, - стук судейского молоточка заставил меня вздрогнуть. - Приговор привести в исполнение в течение суток...
- Залазь в агрегат, - с ноткой гордости произнёс палач, любовно похлопывая сверкающий металлическим блеском корпус вирткапсулы... В ней что-то заискрило, и он поспешно убрал руку.
- Спасибо, что выбрали виртуальный мир "РоялРПГ", - голос автомата был несколько смазанным и каким-то бесцветным. - Все Ваши амбиции и желания Вы можете реализовать на просторах нашей игровой вселенной Меча и Магии...
- Вы вошли игру ч/з ЗК аккаунт. На вас наложены ограничения в выборе расы (по-умолчанию - человек), специализации (по-умолчанию - шахтёр). Вы не можете расти в уровнях. Вы не можете покинуть предписанную локацию. Порог болевых ощущений - 100% (по умолчанию). Срок действия - двадцать пять лет по реальному времени...
Опять эти сны... Перед глазами зависла тяжёлая казарменная темнота. Ни направления, ни границ, ни ощущения времени. Паника перехватывает горло, на грудь ложиться тяжесть, превращая тело в кусок безвольно растёкшегося теста. На меня устремляет свой взор темное НЕЧТО. Ужас и Смерть. Огромным усилием воли я отрываю голову от нар и смотрю на НЕГО. Тьма приобретает форму и становится прикроватной тумбой. Обессиленный, мокрый от пота, я падаю на свалявшийся и жёсткий матрас, пытаясь провалиться в навь. Но сон не идёт. Вероятно, сбежал от страха. Подобные приступы паники в последние месяцы заметно участились, разрушая монотонность моего существования.
Пошатывающейся нетвёрдой походкой я добрался до бочки с водой и умылся, прогоняя остатки наваждения. Глубоко вдохнул и вышел из камеры. Энергия всё также светится в красной зоне, потихоньку заполняя шкалу. Наверно, потратил, борясь с наваждением. За годы, проведённые на забое, я свыкся с этими обязательными атрибутами ММОRPG. Полоска жизни, полоска энергии, значок заключённого. Внизу - строка быстрых слотов, вызов инвентаря, вызов карты, кнопка панели развития персонажа. Слева - чат, завязанный лишь на эту локацию.
Сырой от утренней росы пол заставлял переминаться с ноги на ногу. Обувь позавчера приказала долго жить. Жаль, не уследил. Крыса схарчила их оставшиеся 12% прочности и сапоги развалились. Снова хожу босиком, получая +1 урона холодом каждые 2 часа, проведённые в шахте, и +1 урона ногам каждый час во время ходьбы.
Впереди четыре часа вынужденного безделья. Если уж быть точным - четыре часа и семь минут. За четыре часа мои мысли, которые я так усиленно гоню от себя, размахивая киркой, способны из меня-машины снова сделать человека. От внезапно нахлынувших воспоминаний, прорвавших с таким тщанием возведённый барьер, ослабели ноги, и я сполз по стене барака на пол. Мысли жгли и причиняли боль. По щекам текли слёзы, оставляя грязные потёки. Я обхватил руками голову и застонал. Образы любимых женщин, пьяные лица мнимых друзей, наркотический угар моей прошлой жизни калейдоскопом замелькали в голове. Я снова вспомнил своё имя - Илья, не Пророк, как вещал посторонним мой ник над головой. Я в шахте уже четырнадцатый год. Четырнадцать лет - один и тот же день в забое. День долбаного сурка длинною в жизнь. Хорошую же мне выбрали казнь. Замкнутый контур в 24 часа. Ровно в 5-30 происходит сброс настроек и начинается 'вчера'. В 6-00 завтрак, бесцельное стучание киркой по породе. Сдача добычи. В 20-00 - ужин (или без него, если не выполнил норму). С 20-30 до 21-00 свободное время, затем отбой. Что бы ты ни сделал вчера, на следующий день исчезает. Чтобы ни сломал - восстановится. Даже сапоги на мне появятся ровно в 5-30, а я окажусь лежащим на нарах. И умереть нельзя... Вернее, можно, но на один день. Ровно в 5-30 снова воскресну. Но умирать при 100% ощущениях...»

Вроде бы, сюжет, когда преступника отправляют отбывать наказание в виртуал, не нов, но тут автор выдаёт такой поворот, что лично у меня аж «заложило в ушах от перепада давления»:

«- О чём я ещё не знаю, - со сталью в голосе спросил Гэйб, - а ты забыл сказать?
- Тут понимаешь какое дело, - Мартин замялся, не зная как сформулировать свою мысль.
- Я... они, ну, боты эти...
- Не томи, Мартин, - Гэйб напрягся, зло сверкнув на друга взглядом.
- Короче, они очеловечиваться стали, что ли. - Там обнуление неполное, так один стал статы прокачивать. Ну, знаешь, скрытые навыки, достижения. Они записываются глубоко в систему, уходя из наших потоков в базу данных центрального ИскИна.
- И ты об этом молчал? - Гэйб неверяще уставился на друга.
- Да мне интересно было наблюдать на развитие этого перса. Упорный, блин. Добил мастерство до 70%. Мне бы так. Давно миллиардером стал бы.
Гэйб вскочил, схватившись за голову.
- Шустрее, придурок, обнуляй их.
- Ты чего, - Мартин набычился.
- Ты законы читал? Создание самосознания ИскИна - это лет двадцать тюрьмы. В их виртуальных мозгах не заложены три закона. Это же полная автономия в виртуальном пространстве с доступом ко всем базам данных. Нет, брат, тут не махинации с медью и малахитом, тут... - Гэйб постучал по лбу кулаком. - Давай, стирай их к чёртовой бабушке.
- Можно взрыв на шахте устроить и провести протокол удаления на точке респа. - Лицо Мартина побелело. На лбу выступили бисеринки пота.
- Давай, родной, - Гэйб почти кричал, - нам ещё логи чистить...
Боль вернула сознание. Меня кто-то бесцеремонно за ногу волок по каменным плитам прямого как стрела слабоосвещённого коридора. Перед глазами пестрели надписи о полученных дебафах. Слабым утешением служило открытие акробатики и её повышение сразу на 8 пунктов, а также - стойкости на 4 пункта. Судя по обращению с моей покалеченной тушкой, меня волокли не штопать и лечить, а совсем наоборот. Собирая затылком широкие щели между плохоподогнанными плитами пола, я раз за разом окунался в омут бессознательной тишины и выныривал от острой до зубного скрежета боли. Не сразу осознал, когда оказался на гладком, пахнущем кровью камне. Некто в тёмном балахоне приковывал меня за руки и ноги к большим стальным кольцам, расположенным по углам плиты. Затем крючковатыми пальцами разорвал мою тюремную робу, обнажив грудь. Свет факела, прикреплённого к стене неподалёку, на мгновение вырвал из тени лицо моего мучителя, явив взору обтянутый ссохшейся от времени желтоватой кожей череп с глазами, полными бездонной темноты. Свет, отразившись в них, вспыхнул красноватым блеском.
"Некромант", - только и успел подумать я перед тем, как грудную клетку стал кромсать изогнутый нож. Я не сдержался и закричал. Булькающий смех некроса, наслаждающегося моими мучениями, заставил меня замолчать. Боль вспыхивала новыми красками, перед глазами плавали радужные круги, но я не терял сознание. Когда он закончил истязать меня ножом, он распрямился и стал читать какое-то заклинание. Горлом пошла кровь, в ушах забил набат, взор застелила кровавая пелена. Когда тело изогнуло судорогой в дугу, в центр грудины вонзился посох колдуна, и наступила долгожданная темнота.
Слава Богу, Гейб, - Пальцы Мартина танцевали по клавиатуре, а покрасневшие от недосыпа глаза щурились в монитор, - последний появился.
Гейб рывком поднялся с потёртого лежака и подскочил к программисту, встав у него за спиной.
- Обнуляй скорее, и нолик злосчастный стирай.
Взмахнув жестом пианиста-виртуоза рукой, Мартин медленно опустил палец на Del. Глубоко вздохнув, друзья устало обнялись, и Гейб протянул Мартину запотевшую бутылку "Тёмного".
- Успели...
Мартин кивнул, залпом вылил в себя пиво и, пошатываясь от усталости и нервного напряжения, завалился на диван и тот час же заснул.
В сером нечто, густом и тягучем как кисель, сыром и холодном как туман, не было ни времени, ни расстояния. Я медленно плыл в нем, поёживаясь от холода. По пути встречались такие же, как и я, полупрозрачные тени, похожие на людей. В большинстве своём молчаливые, они медленно выступали из тумана и так же медленно растворялись в нём. Сколько прошло времени, когда я оказался здесь, я не знал. Однажды, во время своего бесконечного пути, встретил бормочущую тень, которая после попытки заговорить с ней, замолчала и стала всюду следовать за мной. Сначала она меня беспокоила, я постоянно оборачивался, ожидая какого-либо подвоха, но вскоре перестал её замечать. Вдруг тень со мной заговорила.
- Ты умер, - я вздрогнул и обернулся. Тень покачивалась передо мной на расстоянии вытянутой руки. - Здесь все умерли. Их убил лич. Но ты ещё живой...»

Не слышал таких вариантов:

«Мы не ло́хи, мы не на́хи, мы ночные ахи-страхи...
...
Я - У-у-ужас, летящий на крыльях тьмы. Оставь одежду, всяк сюда входящий, или придётся потом долго её в одиночестве отстирывать.»

А-а-а!!!

«Только что-то расхотелось бедных крысок пугать. Они мне уже как бы... родня. Вдруг ещё одна из них погибнет. Я взглянул на два красных световых комочка, мигающих в отдалении. Захотелось их погладить, от нахлынувших чувств защипало "глаза" и к "горлу" подступил комок. Я потянулся к грызунам. Холод пустоты отступил. Заломило "низ живота". "Тело" обдало жаром, а "дыхание" участилось. Сознание замутилось и поплыло. Когда очнулся, крыс рядом уже не было. Я был бодр и свеж. Меня буквально распирало от энергии. Ещё недавно низкий уровень магической энергии был заполнен до предела. А перед глазами опять повис новый текст:
- Разблокирована способность "Эмпатия". Вы чувствуете эмоции живых существ материального мира.
- Получен навык "Энергетический вампиризм". Поглощая чужие эмоции вы восстанавливаете свою магическую энергию.
- Вас накрыл крысиный оргазм, - пробубнил я, поднимаясь и делая попытку отряхнуться. Эти атавизмы предыдущего тела раздражали меня всё больше и больше. Я начал распаляться, пеняя себе на оговорки. "Глаза не могут защипать, ты не дышишь, и никакого комка в горле не было и не может появиться. Потому что у тебя нет горла. И даже закричать не можешь, потому что - призрак. Привидение бесплотное...". Стыдно признаться, но в тот момент этим представлением я пытался скрыть от себя, что мне хочется, очень хочется... крысу...»

Представил:

«- Тише, не говори вслух. На тебя и так уже все косятся после вчерашнего. Улыбнись им и помаши ручкой. Они вон, у стола сидят.
Лика скорчила гримасу, означавшую у гоблинов "доброе утро", а у эльфов и людей - "когда же вы все... И солнце это...", и, покачиваясь, направилась умываться.»

Книга пока откровенно «сырая», но за задумку - рекомендую.

http://falcrum.livejournal.com/2123754.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags:
Add a Comment Trackback

Add a Comment