Рифма вторжения — I. Разные инопланетяне

Вообще, надо заметить, что инопланетянин нынче не тот. Вернее, сам инопланетянин как был, так и остаётся литературной фикцией, но само отношение к нему у землян поменялось достаточно радикально. Вкратце мы об этом уже поговорили в прошлой записи - "Камерный эпос Лю Цысиня", - но прежде чем перейти к собственно литературной стороне вопроса, ещё буквально пару слов.

Предыдущая волна мучительных раздумий о первом контакте, и в том числе описания последующих ужасов вторжения чужих - это в основном 60-70-е (контакт), и 80-90-е (вторжение). В 60-70-х мир упивался гуманизмом и пацифизмом, казалось, что до объединения наций в одно единое человечество рукой подать, а такое недоразумение, как внутривидовые войны, осталось в прошлом навсегда. Пережили мировые войны, а потом и Карибский кризис - фух! - теперь мы точно стали умнее, и прошлых ошибок не повторим. Инопланетяне в этот период воспринимались в парадигме сотрудничества и преодоления неизбежных разногласий. "Сложно, но можно".

В 80-е холодная война стала нервировать, и этот невроз был спроецирован и на инопланетян тоже - год от года они становились всё коварнее, и доверять им становилось всё труднее. Потому что чужие, потому что понять этих русских что там в треугольных черепушках задача ещё та, а поэтому всяко подозревается нехорошее. Потом пришли 90-е и эйфория крушения преград. Но это был уже не тот гуманистический розовый оптимизм середины ХХ века; исчезновение барьера между противоборствующими мирами вызвало и опустошение тоже - победа демократии это конечно хорошо, но как-то быстро и непонятно, а поэтому неуютно. В моду входят декаданс, нью-эйдж погружает мир в меланхолию эзотерики, и в целом ощущается драматизм сродни отходняку освобождённых заложников, включая и стокгольмский синдром тоже. Соответственно, и инопланетяне в этом декадансе от мелких пакостей переходят к активным действиям. Мир землян снова един, но единство это хрупко и неустойчиво перед гипотетической внеземной агрессией. А потому и сценарии вторжения один мрачнее другого.

К концу 90-х людей попускает, прошлые страхи кажутся забытыми и незначительными, однополярный мир видится оплотом стабильности, Земля сильна как никогда, и нет вызовов, с которым обновлённое человечество не могло бы справиться. Начало века проходит под знаменем полного безразличия к вопросу внеземной угрозы. Апофеозом земного могущества стал уже упоминавшийся "Район № 9", в котором как раз наоборот, это люди всячески обижают понаехавших смуглолицых мигрантов моллюсков. И лишь самые наблюдательные заметили тут скрытую подляну: а ведь моллюскам оказалось достаточно всего лишь одного условного сержанта среди всей этой жрущей собачьи консервы биомассы, чтобы отремонтировать звездолёт и улететь за подкреплением; что же будет, когда сержант вернётся с генералами? Но вопрос этот в фильме был прописан достаточно тонко, потому что в общественном мнении даже самый ужасный Бен Ладен это всего лишь дикарь, и какие у арабских варваров могут быть генералы?

Оказалось же, что террористы могут и без генералов. Плюс оказалось, что униженная и растоптанная Россия тоже отчего-то не сдалась на милость победителям, а поднимает голову и что-то там такое вякает. Да и мировая фабрика за прошедшее время успела не только в производстве ширпотреба, но и в милитаризации тоже. Благостная стабильность однополярного мира куда-то очень быстро испарилась, мир стал разрознен ещё больше, чем до первого наступления эпохи гуманизма, и жить стало опять неуютно. А человечество споткнулось об очередную дилемму: вы можете считать, что всё поняли про тех, кого ещё вчера считали чужими, и записать их в прирученных; вы можете предаваться иллюзиям о неизбежности прогресса и преодоления мракобесия; вы можете нести Свет Истины со сколь угодно раскрытыми руками и сердцем, включая столь убедительные ковровые бомбардировки - в результате вас всё равно будут ждать сюрпризы. Главным из которых будет то, что всё что вы выяснили о чужих, не стоит ни цента - чужие так и остаются чужими, несмотря на глобализацию, мобильную связь и интернет в каждом ауле. Мало того, именно с помощью глобализации, мобильной связи и интернета чужие вас и будут немножечко убивать.

Поэтому новая волна раздумий о вторжении, она совсем пессимистична и исполнена алармизма. У инопланетян ведь есть не только атомная бомба, у них явно припасено что-то куда более технологичное и опасное. И разве будут эти исламские фанатики или русские империалисты из космоса церемониться с человечеством и стараться наладить контакт? Смешно даже предположить подобное. А человечество при этом разобщено и исполнено внутренних противоречий, и это явно не преодолимо, и никакие инопланетяне не смогут заставить землян объединиться в противостоянии общей опасности, потому что уж таковы сами люди. На фоне чего внеземное вторжение это уже никак не битва двух разных цивилизаций. Внеземное вторжение это и ещё один фактор угрозы для цивилизации, возведённый в квадрат своей непредсказуемостью.

Собственно, именно в этой волне нового алармизма рассматриваемые нами Лю Цысинь и Роберт Ибатуллин и выступают. Но решают они этот вопрос категорически разными способами, чем в общем-то и интересно сопоставление этих двух книг.

Кстати, третий роман цикла Лю Цысиня, "Вечная жизнь Смерти", уже вышел на русском (перевод всё тот же, любительский), доступен для свободного скачивания; если кому интересно - имейте фан. Мною он ещё не читан, поэтому данная запись как бы преждевременна. Но я подумал так: раз уж я заговорил о рифме "Прощания с Землёй" (название трилогии Лю Цысиня) и "Розы и червя" Роберта Ибатуллина в определённый момент, то именно этот момент в сравнении и следует зафиксировать. Даже если тем самым он и будет не слишком корректным.

Впрочем, предисловие несколько затянулось, а поэтому продолжим уже в следующий раз.

http://loboff.livejournal.com/646899.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , ,
Add a Comment Trackback

Add a Comment