Карты, деньги, два кнута

Проигнорировав насмешки занятых покером коллег, он вытащил колоду и начал медленно выкладывать основание карточного домика. Его высшим достижением в этом занятии был домик в шесть этажей. Если на этот раз удастся возвести семь, загадал он, значит, сама судьба провести конец недели с девушкой, и черт с ними, с последствиями!

Чтобы помочь судьбе, он подкрепил основание домика вторым слоем карт, что было, конечно, жульничеством. Но разве все это не сплошное жульничество? Пытаясь успокоиться, он закурил, но сигаретный дым ел глаза, и он решил заменить сигарету чашкой кофе, тут же убедившись, что совершил ошибку — солидная доза кофеина полоснула по желудку, легкий спазм усилил нервное напряжение, карты в его руке задрожали.

Карточный домик быстро и, казалось, без особых усилий с его стороны рос перед его глазами. Выстроились уже шесть этажей, то есть он повторил уже свое высшее достижение. Чтобы не сбиться с ритма, принялся сразу за седьмой этаж. Оставалось добавить всего две карты. Но когда предпоследняя находилась уже в полудюйме от вершины сооружения, его рука вновь дрогнула. Проклятый кофеин!

«House of Cards» последние 5 лет считается главным политическим шоу планеты Земля.

Не только потому, что он снят близко к духу породившей его книги, но еще и потому, что он пришелся на старт «независимой» сериальной лихорадки. Именно в 2011 году, аккурат к началу съемок Netflix стал активно выпускать собственные продукты, рекламировать их по всему миру и в конце концов докатился даже до РФ. Нежданно-негаданно.

«Карточный домик» никогда не был политическим по существу, ведь реалии Белого дома и сюжетная форма бесконечно далеки друг от друга. Однако это очень острый психологический триллер про карьеру, любовь и суть происходящего с людьми за кулисами публичной жизни.

Он ритмичный, удачно написанный и с сильнейшими ролями второго плана.
«Секс, ложь и видео» для белых колонн.

Второй сезон можно было отнести скорее к жанру производственной драмы, т. к. политический детектив был аккуратно заменен сюжетным манипулированием не самого выдающегося толка. Сценаристам пришлось выкручиваться из сложного положения и вся схема поехала. Смотреть было интересно, но именно как кино категории «B».

Третья часть стала одновременно апогеем и закатом всего эпоса. Ни сказать ни сделать больше ничего нельзя. У главных героев, точнее антигероев Америки, появился хитроумный на первый взгляд антагонист в лице президента Петрова, смачно сплевывающий косточки под кустом развесистой клюквы.

Жаловаться не на что, ибо его прототип, на самом деле является главным публичным политиком мира на протяжении последних лет. Скрывать сей факт опасно, а изображать реалии хотя бы не обидно – вредно. Поэтому ешьте, что дают.

Начался неизбежный фрейдизм, поплыл грим и вот это качество дурно понятой актуальности – «утром в газете, вечером в клозете», – испортило всю малину. Тем не менее громыхающую телегу удалось дотащить до конца 13 серии.

Дальнейшее показало – в самом Netflix, матерой машине по зарабатыванию денег, начал барахлить вкус.
Постепенно они превратились в карикатурный «Белый дом» со строго бюрократическим принятием решений и выигрышем выборов.

Рейтинги хоть и снизились, но «House of Cards» заменить было нечем, поэтому предпочли не искать лучшего, а удовлетвориться хорошим.

Четвертый сезон толкнул полуразвалившуюся телегу под откос и она понеслась, теряя на непредсказуемых сюжетных буграх остатки былого смысла. Выборный год сработал в качестве амортизатора – все эти приключения псевдо-Сноудена, АНБ, Google и т.д. было любопытно смотреть в художественной обработке под трагический саундтрэк.

Обстоятельства места и времени спасли от откровенного позора и нескладушек, взявших в плен слишком амбициозных уже не сценаристов, а журналистов.

10 дней назад вышел пятый сезон. Зачем? Бог его знает.

Я его посмотрел и решил рассказать об этом опыте. Постараюсь кратко, ибо никаких художественных открытий он не таил, но подарил интересное чувство справедливости, что очень редко бывает с современными медиа.

Создатели окончательно запутались и оставаться в острой, но политкорректной реальности первых трех (+1) сезонов уже не удавалось.

Тот волосок, на котором держался весь сюжет порвался еще 2 года назад. Но делать склейки просто так, за здорово живешь, дураков не нашлось. Пришлось в состоянии цейтнота, а монтировали «House of Cards» 2,5 месяца, параллельно доснимая куски, сказать не сюжетную, а посконную правду. Станиславский не отпустил.

Итак, что мы увидели в сухом остатке.

Персонаж Кевина Спейси, Фрэнк Андервуд, если говорить по сути, пережил за 40 лет «беспорочной» службы все этапы становления от мелкого чиновника до «назначенного» президента США.
Избранным стать не смог исключительно по прихоти сценариста, прицеливавшимся на продолжение.

Что же он получил за свои мучения? Зачем весь этот путь кроме параноидальной жажды власти, оказавшейся горькой пилюлей, окружением врагов и застаревших проблем?

НИЧЕГО. Вообще ничего.

Игру прошел на уровне hardcore. А в финальных титрах мельком упомянули его фамилию и дали посидеть на некрасивом стуле с инвентарным номером.

«Вошел в историю» амбарной книги.

В этом смысле крайне символичным является его разговор в «Богемской роще» с окружающими. На фоне живых людей он выглядит бессмысленным роботом, запрограммированным на столь же бессмысленный успех. Кем собственно чиновников в США и считают последние годы.

Он в конце концов, даже не смог удовлетворить свои амбиции до конца. Ушел поверженным и обиженным, да еще и с непонятной развязкой в конце. Вероятно в следующим сезоне (не надо!) его будут шантажировать.

Не без помощи своей супруги на старости лет он пришел к ценной мысли – а посажу-ка я ее на свое место, а мне лучше будет рулить всем «на свободе».

«Я до такой степени люблю машины, что возьму и отдам свою жене. Пусть катается, учится, может и я на что сгожусь в качестве механика».

Ради этой святой миссии сдается в утиль единственный лично преданный человек и набирается хор мурзилок.

Я конечно понимаю, что друзей в большой политике нет, но тут дело такое – это не компаньон, а доверенное лицо. Хранитель секретов. Часть тела.

Просто отдалять его от себя уже слишком опасно. Поэтому нужно либо убить, либо стоять до конца.

Г-жа Андервуд по мере нравственного разложения становится все больше похожей на мужа, вплоть до повторения истории с Зои Барнс в мужском обличье. Сцена у камина – самый сильный эпизод сезона, явно подсказанный «Gone Girl» Финчера.

Кстати, последнюю серию Робин Райт, сыгравшая лучшую роль в жизнь, еще и режиссировала.

Чета Клинтонов, которая виделась прототипами Андервудов, отыграла последний аккорд, совершила рокировку и стала… верно, монархами. Их так и изобразили на официальном постере Netflix.

Выборы президента – не продиктованная необходимостью часть жизни, а ритуал. Почему бы тогда не предложить, что первым «императором» должен стать тот, кто просто умеет взламывать систему.

Вот это как раз очень логично. Символическую власть нельзя получить из чьих-то рук, ее необходимо вырвать. Если оставаться строго в рамках механизма, то никакого чуда не произойдет.

Поэтому современные США постепенно идут к сворачиванию парадигмы выборов (выбора).

Ведь противопоставить дорвавшимся до верхушки пирамиды бюрократам нечего, они могут имеют возможность гибко трактовать правила их нахождения там.

Концепция, хорошо ложащаяся на представление о переходном периоде мирового судьи.

И это понимают все.

Для подчеркивания диссонанса взаимоотношений внутри четы Андервудов понадобились яркие характеристики. Всё получилось реальнее, чем можно было ожидать – оказывается Кевин Спейси все это время играл злобного гомосексуалиста. А его жена, Робин Райт, – садистку, заряженную на убийство невинных людей под предлогом проведения уже никому не интересной антитеррористической операции.

Если взвесить все происходящее на аптекарских весах, то чем, скажите на милость, карикатурный «г-н Петров» в кремлевском кабинете отличается от г-на Андервуда в Белом доме?

Первый вызывает куда больше понимания, он просто политик и знает, что ему нужно от жизни.

А эти двое зачем здесь оказались?

Таким образом, ружье, как реквизит повешенное на стену в первом сезоне, к третьему стрелять перестало, а настоящее ружье из подсознания – выстрелило точно в голову.

Приятная неожиданность.

Откуда выросла сама идея вот такого deep state, непубличных политиков и интриг на грани фола?

В самом начале материала я привел большую цитату из книги Майкла Доббса «Карточный домик».

Она и породила сериал, но она умнее и тоньше любых экранизаций. Хотя и не является большой прозой.

Главный герой Доббса – Фрэнсис Урхарт, человек, профессия которого называется коротко и ясно — Главный Кнут (или хлыст). Это важная работа, и существует она практически во всех парламентах мира.

Слышали про таких персонажей? 🙂

Главный Кнут несет «ответственность за дисциплину в партии, и прежде всего — за обеспечение стопроцентной явки членов парламента от этой партии, когда проходит голосование. Отсюда следовало главное — необходимость иметь самую чувствительную политическую антенну, необходимость узнавать любые секреты правительства, прежде чем о них узнают другие коллеги». Главный Кнут всегда в тени. Ему запрещено появляться на переднем плане, делать публичные заявления, давать интервью. Про него никто не знает, его не узнают на улицах, по опросам о нем слышал лишь 1% англичан, формально он член кабинета, но в реальности никто не считает его министром.

Зато он знает все про всех, и на каждого депутата или министра у него есть папочки с компроматом. Потому что когда у какого-нибудь политика-консерватора возникают проблемы, ну, скажем, он пошалил на выходных с симпатичной девочкой или даже мальчиком, а потом подвергся шантажу, то к кому он идет? К Главному Кнуту, конечно же. Главный Кнут и его Младшие Кнуты решают все проблемы. Но Главный Кнут никогда ни о чем не забывает.

По легенде Главный Кнут входит в число 12 самых влиятельных людей Англии, а его офис расположен в доме на Даунинг-стрит, рядом с резиденцией самого премьер-министра. Именно Главный Кнут Фрэнсис Урхарт будет разыгрывать партию, строить свой карточный домик.

Теперь, кто такой Майкл Доббс, автор.

Он ветеран консервативной партии, работавший и при Маргарет Тэтчер, и при Джони Мейджоре. Его считали экспертом по политическим интригам. В 1989 году он написал свой дебютный роман «Карточный домик», по которому на следующий год BBC сняло одноименный сериал. Потом последовало еще два романа, и еще два сезона, а в 2013 году американцы сделали свою версию сериала, где Доббс указан в титрах как один из продюсеров. Так Главный Кнут Фрэнсис Урхрат превратился в парламентского организатора Фрэнсиса Андервуда. Журналистка Матти Сторин стала журналисткой Зои Барнс, неудачливый премьер — неудачливым президентом.

Вот так хорошая, но недостаточно художественная идея стала плохой и высокохудожественной.

Хорошо, что на пересечении этих двух векторов проявилась правда жизни.

https://telegram.me/mikaprok

http://mikaprok.livejournal.com/297554.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , , , , , , , , , , , , , , ,
Add a Comment Trackback

Add a Comment