«Без права на награду». Дальнейшая книга О.И. Елисеевой на тему Бенкендорфа

Итак. Продолжаем разборы (вдохновение у меня поперло) творчества "профессиональных историков". Если "Личный враг Бонапарта" - это попытка сделать шпионский экшн (неудачная попытка), то "Без права на награду" - это детектив. Бенкендорф пребывает в Малороссии, ухаживает за своей будущей женой Лизаветой Андреевной, которую анонимно отымел в "прошлом сезоне", и одновременно расследует "дело об убитых крестьянах". Тут автор разгоняется вовсю, пытаясь нам показать, что "они были такие же как мы". Менталитет - и образы некоторых героев особенно красноречивы.

Если "Личный враг Бонапарта" надо покупать, то "Без права на награду" можно спокойно почитать на Рулите. Но надо ли?

Обложка. Крайне суровые супруги Бенкендорфы. Будто из моего родного Челябинска

Как и в первой книге, там присутствуют флэшбеки, но только из будущего (1816-го) в прошлое (1812-й).

1. Появляется Сергей Г. Волконский. Что только про него не пишут! Подозреваю, потому что декабрист, а их автор не любит. Я тут предвзята, каюсь, люблю Сержа Волконского. У него "погоняло" Бюхна - вот честно гуглила-гуглила и не могла понять, почему Бюхна и кто его так называл. И называли ли вообще. В примечаниях авторесса пишет: "Этимология неизвестна". Потому что бу(ю)хает много? К нему все отвратительно относятся, троллят и издеваются. Он сам изображен неуравновешенным, бесхребетным и несколько нездоровым психически человеком. То есть, таким, каких в коллективе "чморят". В его записках я увидела совсем другое. Самоиронию, честность, и да, какую-то абсолютную свободу. Автор этих мемуаров - совсем не "обиженка", каким показывает нам Елисеева.

2. Опять-таки автор напирает на тот факт, что Екатерина Павловна ну ОЧЕНЬ хотела быть французской императрицей и готова была бежать к Бонапартию, теряя тапки. Мол, кто откажет такому крутому? Пожалуй, стать женой "императора французов" вк могла с одним условием - что в первую брачную ночь заколет его. Тему инцеста между венценосными братом и сестрой, так щедро раскрытую мною в "ДБ", автор упоминает, но осторожно. Пишет, что "страсть была основана на внешнем сходстве". Погуглите портреты АП и ЕП. В каком месте они похожи? А еще почему-то автор уверена, что Ольденбург имел невесть какое стратегическое значение, оттого-то и брак) Поручить забрать письма ЕП от ее сердечного друга Багратиона снова посылают Алекса. А кого же еще?

3. Про идиллическую сцену совместной лепки пирогов-блинов и распевание подблюдных песен я уже упоминала. По-простецки эдак... С водочкой.

4. Немного про "Олёнку". Так зовут Елену Павловну Бибикову, в замужестве княгиню Белосельскую-Белозерскую, младшую падчерицу Бенкендорфа, которой на момент действия всего 4 годика. Она девочка "особенная". Что-то вроде аутистки. Видит духов и призраков. Разговаривает исключительно на мове, вернее, на том, что автор полагает мовой. Девочка-духовидица вырастет в важную барыню, которую современники особо не любили, упрекая в безмерном чванстве и гордыне.

5. И тут Бенкендорфу от Марго Жорж нет покоя. В конце концов повествование про войну 1812-го года начинает подозрительно напоминать "Гусарскую балладу". Вплоть до явления Марго на бивуак. Тут случается и Надежда Дурова ака корнет Александров. Которую Бенкендорф лично проверяет, какого она, простите, пола. Есть сцена, где она уединяется с Марго Жорж. Вот такой фем-слэш. Бенкендорф, кстати, высказывает невиданную толерантность к queer'ам и трансвеститам.

6. По ходу действия что здесь, что в "Последнем часовом" Бенкендорф то и дело сталкивается с православными святыми. Была и блаженная Ксения Петербургская, и другая, неизвестная. Интересно, что все эти видения являются лютеранину, который по вере своей святых не признает.

7. Первый муж Лизаветы Андреевны был, оказывается, пьяница и абьюзер. Ну как всегда. Для контраста. Обычный человек был этот Павел Бибиков, дворянин, богач (поэтому все рассуждения о "бедной вдовушке" - только рассуждения; Бенкендорф женился на хорошем малороссийском черноземе), служивый человек, никакой не "синяк" и не женобивец. Умер в 1812-м, причем не в бою, а от инфаркта, случившегося с ним еще до начала боевых действий на маневрах, чуть ли не на глазах императора.

8. Расследуют дело. Малороссийские помещики то и дело используют слова "навар", "откат", "разборки"...

9. По воле автора, главгерой ходит контуженный. Заикается и плохо слышит. Ну, если б такое было, то современники упомянули бы о такой особенности. Да и он в записках.

10. Появляется любимый мною Константин Бенкендорф. И в его "модном доме" (предполагается, что богатом) - бумажные обои. Каков конфуз. Вообще, эти пассажи характерны для того, чтобы показать авторское невежество по части бытовой истории.
"Домашних платьев не носили. Три появления в свет - и любой наряд становился старым. А потому на квартире щеголяли остатками былой роскоши". Здрасьте. Были, были домашние платья, утренние, визитные, всякие. Что, и бальные платья тоже дома таскали, чтоб добру не пропадать? Донашивать старые шмотки дома или на даче - это все обычаи тех, кого автор считает своей целевой аудиторией.
"Натали сразу принялась учить золовку немецкому". А зачем? Они все спокойно общались по-французски, немецкий приберегая только для особых случаев и престарелых родственников, французскому не обученных. Между собой остзейские дворяне, как и все остальные великосветские, на немецком почти не общались. Натали, жена Константина, ужасная патриотка немецкого языка и немецкой мысли, даже одевается у немцев.

Этот пункт будет последним.
Могу сказать, помимо всех перечисленных "ляпов", меня возмущает именно неуважение автора к персонажам. Прямо-таки после подобного хочешь писать про одни роскошества и балы, романтизм и кипенно-белые простыни...

http://rayne-minstrel.livejournal.com/308549.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: , ,
Add a Comment Trackback

Add a Comment