18. Книжное разочарование. Джон Уиндем. «Кукушки Мидвича»

    Эльф фыркнул. Вполне весело.
- О да, - сказал он, - тщеславием, доведенным до глупости, было бы считать, что вы чего-нибудь не раздолбаете! Вы раздолбаете все!
(А.Сапковский. Ведьмак)

История инопланетного вторжения начинается обстоятельным описанием жизни американской деревушки, такой чинной, такой консервативной, что сам бог литературы велел ей пережить нечто ужасное. В первых главах перед читателем проходит целый парад провинциальных кумушек, крестьян, девиц на выданье и прочего милого люда,  описанного едко, метко и увлеченно.  Однажды деревня погружается в затяжной сон, и нет ни малейших сомнений, что результаты пробуждения окажутся пугающими.

Их, эти результаты, автор раскрывает нам со вкусом и не торопясь. И если есть в повести действительно восхитительные моменты, то это – броуновское движение деревушки вокруг растущих животов всех местных жительниц. Это тот же дотошный и ядовитый анализ поведения наших соседей в экстремальной ситуации, которым отличался написанный шестью годами раньше «День триффидов». Безмятежное упоение чтением «Кукушек» длится всю первую половину книги, то есть до главы «Нам девять лет».   Дальше уже трудно удержаться от вопросов.

Так любопытно очерченные нравы и характеры селян внезапно перестают интересовать автора. Будто Уиндем на середине бросил одну книгу и стал писать другую. Безусловно, глупо требовать от автора того, чего он не писал, но начало, ей-же-ей, сулило большее. Из рождения инопланетных младенцев в мирной деревеньке можно было бы слепить повесть о нравственном выборе. Можно было обострить до жуткого гротеска демонстрацию людских нравов в замкнутом сообществе. Уиндем не сделал ни того, ни другого. На первое место тут вышла его ксенофобия, которая проглядывала и в «Дне триффидов», но если «триффиды» были, по большому счету, не о враждебных тварях, а о людской безалаберности и беспомощности, то «Кукушки Мидвича» – о том, как бы половчее тех тварей ухайдакать. Атмосфера книги становится все более душной, но все разговоры, коим несть числа, сводятся к одной мысли – «то ли мы, а то ли нас», ежечасно завершаясь закономерным выводом «бери шашку, сынок, и рубай эту сволочь без всякой пощады». Уиндем притворяется, что перед героями во главе с мистером Зеллаби стоит нравственная дилемма. На одной чаше весов выживание человечества, на другой – «Дети», живые разумные существа. На самом же деле весь нравственный выбор – лишь фикция. Автор так ловко обустраивает свой мирок, жители деревни так милы, а гуманоиды так омерзительны, привязанные к Детям матери выглядят так глупо, а мистер Зеллаби – такой интеллигентный душечка, что даже поздняя беглая демонстрация детского, наивного в захватчиках не спасает Детей от читательского отвращения. В сущности, во второй половине книги не стоит вопрос «убить или пощадить», – там попросту решается, что эффективнее – бомба или напалм.

В целом не очень понятно, какой еще смысл можно выискать в «Кукушках Мидвича», кроме очевидного посыла голливудского боевика – конечно же, человечество не вершина эволюции, но ты не бойся, человече! Ты можешь встретиться с более сильным хищником, но мы найдем способ его раздолбать. Мы раздолбаем все!

http://bely-den.livejournal.com/109742.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Tags: ,
Add a Comment Trackback

Add a Comment